Джон Гатто "Фабрика марионеток. Исповедь шокльного учит

Модераторы: Боа, Admin, Strix, Explorer

Джон Гатто "Фабрика марионеток. Исповедь шокльного учит

Сообщение Val » 19 дек 2008, 19:41

Особенно рекомендую эту книгу тем, кто в самом начале пути и ещё не сделал выбора для своего ребенка, тем, кто сомневается. Автор сам педагог и даже становился лучшим учителем года...

"Книга известного американского педагога и писателя Джона Гатто обличает пороки системы обязательного государственного школьного образования, критикует ее базовые постулаты. По мнению автора, экспансия школы лишает детей свободного времени, которое им необходимо для самостоятельного познания мира и реальной жизни.

Вместо этого они учатся беспрекословно выполнять приказы и быть хорошо функционирующими винтиками в машине индустриального общества.

Самопознание, участие в настоящей жизни с ее реальными проблемами, возможность проявлять самостоятельность и обретать опыт в разных областях жизни - вот то, что позволило бы детям прорваться сквозь путы современного конформистского общества. Автор призывает ограничить влияние школы на ребенка, найти способы вовлечения детей и семей в реальную жизнь общества."

http://www.labirint-shop.ru/books/112619/ - здесь можно приобрести книгу на русском

http://johntaylorgatto.com/index.htm - это англоязычный сайт автора книги

http://www.evrika1716.ru/ALTER/gatto.htm
http://ryba4.com/translations/schoolteacher - здесь можно почитать отрывки из работ Гатто на русском
Val
новичок
 
Сообщения: 11
Зарегистрирован: 18 дек 2008, 18:15
Откуда: Ташкент-Москва

Сообщение Strix » 11 янв 2009, 00:26

Дж. Гатто.
Фабрика марионеток


Отрывок из главы:
"Возможные пути решения школьной проблемы"


"В настоящее время существует два «официальных» подхода к вопросам развития государственного образования в Соединенных Штатах.

Первый из них базируется на представлении о проблемах развития образования как о технических, решаемых с помощью прагматических инструментальных методов. Такой подход предполагает наличие либо правильного, либо ошибочного пути развития государственного образования, но ни в коей мере не рассматривает возможности существования тысяч различных индивидуальных путей, которые стали бы искать конгрегационалисты Новой Англии.

Второй подход рассматривает школьное обучение как бесконечную драму, в которой мы постоянно ищем злодеев, мешающих нашим детям учиться. Плохие учителя, плохие учебники, некомпетентные администраторы, злые политики, невоспитанные родители, плохие дети — кто бы ни был злодеем, мы его или их поймаем, привлечем к уголовной ответственности, осудим, накажем, может, даже и казним! И тогда все будет в порядке.

Стоит ли говорить, что оба эти подхода кажутся мне ошибочными.

Однако благодаря существованию и развитию подобных взглядов на развитие образования стало возможным возникновение и процветание целых отраслей, предлагающих в обмен на деньги избавить массовое обучение от его проблем и его демонов. В этот парад влились многочисленные искатели прибыли: аналитики, консультанты, исследователи, академические институты, писатели, советники, журналисты, комиссии по созданию учебников, школьные советы, экспертные комиссии, государственные департаменты по образованию, наблюдатели, координаторы, производители, дипломированные учителя и администраторы, телевизионные программы и орды имеющих отношение к школе бизнесов — все эти паразитические отростки системы государственного монопольного школьного образования. "
Аватара пользователя
Strix
хранитель
 
Сообщения: 814
Зарегистрирован: 04 дек 2008, 10:48

Сообщение Strix » 11 янв 2009, 00:29

"Для многих из нас основной притягательностью социальных технологий, равно как и всяких антиобщественных демонологии, является то, что они обещают быстрое решение. Поиск легкого пути — вера в чудеса всегда была темной стороной американской мечты. Бесконечный парад обещаний, лежащий в основе американской рекламы, свидетельствует о суеверии наших людей, об их вере в волшебство.

На этом основан рекламный бизнес. Легкие деньги, легкое здоровье, легкая красота, легкое образование — все возможно, надо только найти нужное заклинание. За этим кроется представление о человеке как о машине, которую можно построить и починить; это кальвинистское наследие взывает к нам через века, утверждая, что мир и его разнообразные живые проявления — всего лишь механизмы, которые легко наладить, если забыть о сентиментальности и наказать злодеев вплоть до сжигания их на кострах.

Школьная реформа представляется многим либо инженером, тянущимся за нужным гаечным ключом, либо «Перри Мейсоном» (Перри Мейсон — адвокат, герой детективных романов Э.С. Гарднера), ищущим недостающую улику, чтобы разоблачить преступника.

В конечном итоге наш взгляд на социальные проблемы зависит от нашего представления о человеческой натуре: что собой представляют люди, на что они способны, в чем состоит смысл человеческого существования, если таковой вообще имеется. Если люди — механизмы, задача системы образования сделать эти механизмы более надежными; логика машин диктует стандартизацию и взаимозаменяемость деталей, жесткие временные рамки, предсказуемость, экономичность.

Похоже это на школы, которые вы посещали, на школы, которые посещают ваши дети? К сожалению, Гражданская война ярко продемонстрировала финансовую и социальную выгоду маршевого строя, но хотя представление о людях как о механизмах существует уже не одно тысячелетие, его широкое претворение в жизнь стало возможно лишь после окончания Первой мировой войны"
Аватара пользователя
Strix
хранитель
 
Сообщения: 814
Зарегистрирован: 04 дек 2008, 10:48

Сообщение Strix » 11 янв 2009, 00:32

"Увы, методология американской системы образования как раз и предполагает отношение к людям как к механизмам. Звенят звонки, замыкаются и размыкаются электрические цепи, энергия поступает или прерывается, качество низведено до числовой системы оценки, осуществляется план, о котором детали машины не имеют ни малейшего представления. Вот что сказал о наших школах мексиканский писатель Октавио Пас, ставший недавно лауреатом Нобелевской премии:


В североамериканской системе мужчины и женщины с детства подвергаются неумолимому процессу. Некоторые принципы, выраженные короткими формулами, бесконечно повторяются в прессе, по радио и телевидению, в церквях и особенно в школах. Человек, заключенный в эти схемы, сродни растению, помещенному в слишком маленький горшок. Он не может расти и развиваться. Система такого типа не может не вызывать яростного индивидуального сопротивления.

Мы не можем расти и развиваться, словно растения в маленьких горшках. Мы патологически зависимы; мы ждем, чтобы учитель сказал нам, что делать в жизни, но учитель так этого и не говорит. Рушатся мосты, мужчины и женщины ночуют на улицах, банкиры мошенничают, добрые намерения не осуществляются, члены семей обманывают друг друга, правительство лжет по долгу службы, повсюду коррупция, стыд, болезни и погоня за сенсациями. Ни в одной школе нет программы, способной быстро исправить такое положение вещей.

Старые конгрегационалисты смогли бы объяснить, почему пирамидальные общества, воплощаемые нашей монопольной системой школьного обучения, неизбежно заканчиваются апатией и дезорганизацией.

В корне своем подобные общества основаны на ложном утверждении о наличии «единственно правильного пути» развития человеческих отношений, а значит, существуют некие эксперты, которым можно поручить надзор за следованием учреждений образования по этому пути.

Это ложь, так как вследствие постоянно и динамично изменяющихся времени, ситуации и места экспертное мнение устаревает и теряет актуальность очень скоро после его оглашения."
Аватара пользователя
Strix
хранитель
 
Сообщения: 814
Зарегистрирован: 04 дек 2008, 10:48

Сообщение Strix » 11 янв 2009, 00:36

"Монопольное школьное образование стало основным полигоном для построения общества по образу и подобию пчелиного улья. Оно сертифицирует постоянных экспертов, привилегированный статус которых не зависит от результатов их деятельности. Так как с привилегиями, единожды полученными, добровольно никто расставаться не хочет, возникли целые бюрократические системы.

Даже перед лицом жесточайшей критики они растут и становятся более опасными, так как питают важные части нашей политической и экономической системы. Их невозможно реформировать в буквальном смысле, потому что они перестали быть человеческими, они переродились в абстрактные структуры, не зависящие от законов человеческой жизни. С этим демоном невозможно бороться иначе, кроме как уморить его голодом, лишив жертв.

Система монопольного школьного образования является основной причиной потери нашего национального и личного «я». Она узаконила классовое деление общества и способствовала возникновению кастовости, противной нашим первоначальным идеалам и реальности нашего периода становления как нации. Свои силы эта система черпает из многих областей, одной из которых является историческое движение, направленное против детей, против семьи, но основным источником ее мощи является экономика, нуждающаяся в постоянно неудовлетворенных потребителях.

Пора остановиться.
Эта система не работает, и она является одной из причин развала нашего общества. Никакой ремонт не заставит школьную машину производить образованных людей; мы испытали на себе, что образование и школьное обучение — взаимно исключающие понятия. В 1930 году, шестьдесят лет назад, Томас Бриггс, выступая с лекцией в Гарварде, заявил, что «огромные инвестиции нации в среднее образование не дали какого-либо достойного результата»; два десятилетия спустя, в 1951 году, исследование, проведенное среди 30 000 школьников Лос-Анджелеса, показало, что семьдесят пять процентов восьмиклассников не смогли найти на карте Атлантический океан и большинство из них не сумели вычислить пятьдесят процентов от тридцати шести. Мой личный опыт подтверждает, что на сегодняшний день положение не улучшилось."
Аватара пользователя
Strix
хранитель
 
Сообщения: 814
Зарегистрирован: 04 дек 2008, 10:48

Сообщение Strix » 11 янв 2009, 00:39

"Что же все-таки происходит? Любые настоящие дебаты продемонстрируют принципиальный провал любой формы государственного монопольного школьного обучения. С добавлением телевидения разрушительная сила школьного обучения поражает воображение и не поддается никакому контролю. Институт телевидения, очень схожий по структуре с системой массового школьного обучения, так успешно развивается, что все пути к отступлению уже отрезаны. Мы разрушили умы и характер наших детей, лишив их права выбора. Даже если и будет найден способ перевернуть пирамиду, мы еще лет сто будем платить огромную цену за это преступление, и ценой будут потерянные поколения. Уничтожение монополии — лишь первый шаг в поиске решения.

Что же делать? Обратиться к опыту Дедхэма, Садбери, Марблхэда и Провинстауна — таких разных и тем не менее отвечавших потребностям своего населения. Отказаться от глобальных национальных решений и обратиться к общинам, состоящим из отдельных семей. Давайте заглянем в себя и овладеем первым постулатом любой философии: «Познай себя». Необходимо понять, что успешные общины знают цену утверждению: «Хорошие заборы — хорошие соседи», и в то же время могут принимать, уважать, понимать, ценить друг друга и учиться на разнообразии друг друга.

За ответами надо обратиться к принципу конгрегации.
* Необходимо расширять и поощрять экспериментаторство;
* верить в то, что дети и семьи сами найдут лучший для себя путь;
* прекратить сегрегацию и изоляцию детей и стариков;
в каждой общине подключить всех к воспитанию молодежи: предприятия, организации, стариков, целые семьи;
* искать местные решения и всегда отдавать предпочтение личному решению перед корпоративным.

Не надо бояться последствий всего этого: не так сложно научить читать, писать и считать, если позаботиться о том, чтобы принуждение и школьный распорядок не мешали каждому ребенку быть в ладу с самим собой. Есть масса подтверждений тому, что ста часов вполне хватает на то, чтобы человек стал полностью грамотным и мог сам себя учить. Не поддавайтесь запугиванию и не отдавайте ваших детей на милость специалистов.

Я убежден, что преподавание должно быть разрешено не только дипломированным специалистам. Утверждение, что научить может лишь обладающий соответствующим дипломом профессионал вроде меня — обман. Пусть каждый желающий имеет право преподавать; верните семьям собранные у них налоги, чтобы они сами могли искать и выбирать учителей — они будут великолепными покупателями, если получат возможность сравнивать.

Необходимо восстановить систему конгрегации, способствующей свободной рыночной конкуренции, — таким образом возродится социальная диалектика. Доверьте семьям, районам, отдельным людям самим найти ответ на важный вопрос: «Зачем нам образование?» Если их ответ не совпадет с вашими ожиданиями, вас это не должно касаться. В противном случае мы получим насмешку над демократией.

Противоестественно, когда специалист отвечает за вас на столь существенный для вас вопрос. Вера в себя позволила нашей нации заложить в колониальный период основы своей жизни, и я уверен, что построенное нами здание по-прежнему несет в себе огромный потенциал. Давайте воспользуемся им и положим конец великому школьному кошмару!"
Аватара пользователя
Strix
хранитель
 
Сообщения: 814
Зарегистрирован: 04 дек 2008, 10:48

Сообщение Strix » 29 дек 2009, 09:11

Интервью Джона Тейлора Гатто
Сознание, контролируемое государством


Перевод сделала Ольга Писарик, мама четверых детей, которые живут и учатся дома. Эта замечательная семья из Беларуси, хотя своим домашним образованием они занимаются, проживая в Канаде.

Я не могу вставить в форум видеофайл, поэтому даю ссылку: http://www.youtube.com/watch?v=8ogCc8ObiwQ&feature=player_embedded

а вот перевод:

Школа – это форма усыновления.
Вы отдаёте своего ребёнка в его самые нежные годы совершенно незнакомым людям. Вы принимаете на веру утверждение, что государство, через своих агентов, знает, как лучше растить и учить ваших детей. Знает это лучше чем вы, ваши соседи, ваши бабушки с дедушками и ваши местные традиции. Вы принимаете на веру утверждение, что вашему ребёнку лучше быть таким образом усыновлённым. Ко времени, когда у ребёнка появляется возможность вернуться в семью, очень мало кто из детей хочет этого. А что вы думали? Теперь уже родители для них - это всего лишь дружелюбные незнакомцы.


Незнакомые люди воспитывают ребёнка в ключевые периоды его жизни.
Но посмотрите на этих людей. Вы были одним из них и я был одним из них. Несмотря на наши тёплые чувства к детям, несмотря на наши индивидуальные таланты или интеллект, мы не можем уделить достаточное количество времени каждому ребёнку, мы не можем узнать о нём достаточно, чтобы подстроиться под его характер и его стиль обучения. Некоторые из нас стараются больше, другие меньше, но это не так уж и важно. У нас просто нет времени.


Поэтому мы делаем следующее: мы принимаем, а если не принимаем, то нас увольняют, мы принимаем единый государственный стандарт обучения. Это как руководство по эксплуатации: это ты делаешь вначале, потом это, и т.д. А государство, посредством стандартизированных тестов, проверяет, правильно ли ты следуешь руководству. Если ваши ученики плохо сдают тесты, это не значит, что они плохо читают или пишут. Это значит, что они недостаточно хорошо выполняли упражнения, придуманные государством. Им ставят низкие баллы, чтобы впоследствии отправить в специализированный класс, или оградить от поступления в колледж, или не дать лицензию. В любом случае, по результатам тестирований человека ограждают от возможности выполнять ответственную работу.

...

Такая система зародилась в нескольких местах в Европе. Пруссия была, наверное, самым ярким представителем. Где-то в середине 19-го века прусский эксперимент перескочил в Соединённые Штаты. Пропаганда прокатилась по стране, финансовые спонсоры открыли самые престижные учебные заведения для учителей и финансировали эти учебные заведения. И уже никто не мог стать учителем, если он не подписывался под утверждением, что эксперты должны создавать программы, а педагоги только следовать им. Помните, как Гораций, римский философ, говорил об этом в нескольких своих эссе. Он говорил, что Хозяин создаёт уроки, а педагог следует этим урокам. Но если вы обнаружите, что педагог сам создаёт уроки или отклоняется от того, что создал мастер, вам следует избавиться от этого педагога.

....

Люди, которые дали нам школьничество, не были богатыми людьми. Это были утопические мыслители, которые верили, что семья и традиции - величайшие препятствия на пути создания идеального прекрасного общества, утопии. И во всякой дошедшей до нас утопии описывается система школьничества задолго до того, как было претворено в жизнь всеобщее обязательное школьное образование. И для того, чтобы достичь утопии было недостаточно маленьких местных школ, нужно было единообразное универсальное школьное образование.
...

Теперь поговорим о Карнеги , Рокфеллере, и Дж.П. Моргане. Эти люди предвидели утопию другого типа. Путём решения проблемы производства посредством высокоскоростных машин. Они видели, что может быть создано материальное изобилие. И это их желание... Во-первых. конечно, они понимали, что они сами могут стать супер богатыми, что и произошло, но, послушайте, эти люди не были чудовищами, они видели это материальное изобилие, и поскольку они оставили веру в Создателя или жизнь после жизни, то это материальное изобилие было лучшее, к чему могло стремиться человеческое существо. Но чтобы достичь этого, семья должна была быть отодвинута со сцены и дети должны были быть обработаны, как сырой материал.

Когда было предложено законодательство, наиболее радикальное из всего известного ранее, именно это люди применили всё своё влияние, чтобы правильные законодатели голосовали за правильное законодательство. Они считали, что игра стоит свеч: построить эти огромные здания из кирпичя и камня, чтобы собрать там детей, вырвав их из общин. Силой закона, я напоминаю вам.


Если бы вы дали детям и семьям выбор, то потребовалось бы примерно 5 лет, чтобы большинство опробовало новую модель. Но я думаю, что в течении 10 лет институциональное школьничество скорее всего бы провалилось. Потому что так, как учат в школах – дети не учаться. Более того, школы и не могут учить в соответствии с тем, как обучаются дети. Школы не созданы для этого. Они созданы для того, чтобы производить предсказуемый, гомогенизированный безопастный продукт. Они созданы для того, чтобы сортировать людей по категориям занятий, приблизительно в соответствии с тем, что требуется современной экономике.

...

К середине 18-го века в Европе существовало очень чёткое разделение на классы.
И надо было быть необычайно одарённым человеком, чтобы видеть сквозь все ограничения, которые нас опутывают и ниточки, за которые мы подвешены, как марионетки, которые, на самом деле – изобретеняия нашего ума, чтобы иметь возможность прорваться через классовые ограничения.


Я не утверждаю, что армия, полиция и различные способы наказания отступников не играют никакой роли. Но возможности наказывать отступников, когда их очень много, сильно ограничены. Это просто слишком дорого. Но вот, что вы можете сделать, это колонизировать умы детей, чтобы они стали своей собственной полицией. Тогда они будут сами контролировать себя да ещё и доносить на других детей.


http://olgapisaryk.livejournal.com/2458 ... ine#t38664
Аватара пользователя
Strix
хранитель
 
Сообщения: 814
Зарегистрирован: 04 дек 2008, 10:48

Сообщение Strix » 12 янв 2010, 16:38

Окончание интервью с Джоном Тейлором Гатто.

Перевод Ольги Писарик.

видео тут: http://olgapisaryk.livejournal.com/28947.html


0:00 – 06:52 Мне кажется, мы позволили нашим школам стать институциональными, потому что они являются основной стабилизирующей силой в таких странах как моя и ваша. Но возникает вопрос, а стоит ли стабилизировать некоторые аспекты нашего общества? Такие вещи, как резкие социальные различия, резкие экономические различия, - исходя из моей философии они не стоят стабилизации. А школы делают именно это.


Школы также стабилизируют мир тот, который мы знаем, с которым мы знакомы. Если бы школы в каждом человеке находили и развивали самое лучшее, то это дало бы нам гражданское общество, которое непредсказуемо. Но школы тренируют людей, чтобы те вписывались в уже существующее общество. Подумайте о гражданском обществе в Швеции в 16-м веке или в 13-м, или в 11-м веке, когда ещё практиковались человеческие жертвоприношения. И если бы то общество было стабилизировано, то вряд ли современная Швеция сильно отличалась от той. В прошлом было достаточно места, чтобы медленно, шаг за шагом, фрагментарно, изменять судьбу общества.


Что же делает массовое институциональное школьничество? Оно забирает детей из общин и подправляет, изменяет их. Не полностью, конечно, но в очень большой степени. Школы фокусируются на том, какие ценности будут приняты учениками, как они будут воспринимать друг друга. И ко времени, когда дети высвобождаются от школы, в них уже настолько сильно укоренились плохие привычки и модели поведения, что очень мало кто в дальнейшем отступает от заученного.


Как учитель, проработавший в школе 30 лет, я считаю это самым ужасным. Потому что мы отделяем огромное число детей от их внутреннего я, и я гарантирую, что какими бы гениями и талантами дети не обладали, вряд ли они смогут их развить. Потому что главная задача школы – не развивать таланты, а сделать так, чтобы были заучены определённые факты и усвоены определённые модели поведения. Чем лучше школа справиться с этой задачей, тем легче будет предугадывать поведение людей и планировать будущее.


... Постарайтесь представить коммерческое общество, в котором вы не можете предугадать, что люди будут кушать, одевать, или желать в будущем. Это будет полёт вслепую. Но когда женская одежда вдруг становиться фиолетовой, это не происходит на основании видения дизайнера одежды, это происходит на основании аккуратного тестирования рынка, которое показывает готовы ли люди сменить красную одежду на фиолетовую. И дальше включается машина пропаганды, когда правильные люди на телевидении, в кино, рок-звёзды, и т.д. начинают одеваться в фиолетовое. И вдруг во всех витринах вы видите фиолетовую одежду. И вы начинаете избавляться от своей красной одежды, даже если она совершенно новая.


Я уверен, что многие понимают: школы моделируют поведение постоянного неудовлетворения. Это неудовлетворение абсолютно необходимо для успешного функционирования коммерческого общества. Ничто, что у вас есть: ни автомобиль, ни платье, ни новый костюм, ничто не удовлетворяет вас надолго. Вы избавляетесь от вещи задолго до того, как она изнашивается.


... Это так выгодно - иметь население, которое легко начинает скучать, которое не думает о прошлом или будущем, которое абсолютно не ограничивает себя ни по поводу своего аппетита ни по поводу своих привычек. ...Вне школы такая дрессировка личности, осуществлялась бы по другому и в намного более слабой форме, чем это происходит сейчас. Школа очень хорошо выполняет свою функцию по тренировке привычек.


6:52 – 15:45 Перевод следующей части можно найтиздесь. (см. текст выше)


15:46 - ... В третьей части интервью Гатто отрывочно рассказывает о некоторых исторических событиях, которые, по его мнению, наложили отпечаток на модель современного школьничества. Все эти события – как кусочки паззла, непонятные по раздельности, но вместе собирающиеся в цельную картинку. Ещё раз подчеркну, ни англиканство или лютеранство, ни учение Дарвина или «всемирный заговор» с целью обьединить англоговорящий мир под руководством британских и американских элит не являются непосредственной причиной той школьной модели, которую мы сейчас имеем. Но эти события, наряду с другими, такими как индустриализация, развитие утопических идей, развитие общества потребления, внесли свою лепту в становление современной школьной системы.



Давайте, я приведу вам один пример, учитывая, что большинство из вас (в Швеции) лютеране. Лютеранство – одна из епископских религий, так же как государственная религия Великобритании – англиканство. Лютеранство – ещё один путь сделать главу государства представителем Бога на земле. Какое значение это имеет для нас? Если глава государства – представитель Бога на Земле, значит все священники, бишопы и т.п. обязаны рапортовать отклонения от политики государства прямо через представителей церкви к высшим чинам, а эти высшие чины – докладывать главе государства.



В Германии времён Лютера было больше, чем 100 независимых политических образований. Это было наверное, одно из лучших времён в человеческой истории. Потому что ты мог перейти улицу или переплыть речку и там всё уже делалось по другому. Я знаю, что я упрощаю ситуацию, но когда я объясню, что Лютер сделал чтобы революционизировать и подготовить сцену для унификации этих почти что 150-ти независимых Германий, я думаю, вы поймёте, куда я клоню.


Лютер обратился к основным германским князьям и сказал, поскольку он восставал против католической церкви. Он сказал, что секрет власти католической церкви – это проникновение в жизни и умы семей по всей Европе. Видите ли, католический священник в парафии имеет возможность тратить часть средств на благотворительность. Если какая-то семья не имеет средств на рождественский ужин, у неё будет рождественский ужин. Если у семьи этого умного мальчишки нету денег на то, чтобы оплатить его обучение у часовщика, то священник, который живёт рядом, может дать денег и послать ребёнка учиться.



Чтобы разрушить могущество католической церкви, Лютер предложил государству взять на себя те социальные функции, которые раньше ассоциировались только с католической церковью: денежные пособия, содержание школ и т.д. Это было сделано в Пруссии, перенято в Саксонии и распространилось по германским княжествам. А потом идея распространилась в Скандинавии.



... Доминировала идея что государство – это истинный отец. И родители, которые отклоняются от мудрости государства должны быть наказаны, а если они в отрицании своём зашли слишком далеко, то семьи должны быть разделены и дети должны быть отданы на воспитание кому-то, кто будет достоен доверия. Мне кажется, это было началом того, что потом стало Европейской империей, когда потихоньку национальные независимости стали уступать место транснациональным агентствам. И школьничество было одним из основных двигателей этого процесса.


20:27 Дальше Гатто говорит о проекте, который зародился в последней четверти 19-го века в Англии при активной поддержке нескольких очень богатых и могущественных американских семей, которые считали, что разделение двух государств (США и Великобритании) – это большая ошибка, одно из самых худших событий в человеческой истории. И они хотели разработать долгосрочный проект по реинтеграции всего англоговорящего мира, как единой страны. Основной целью проекта было привести мир в подчинение людям, представлявшим британский высший класс и считавшим себя отцами и защитниками морали.

Если вам интересна эта тема, то Дж.Т. Гатто отсылает нас к труду профессора Кэрролла Куигли "Трагедия и надежда: история мира в наше время". Основные тезисы работы Кэролла Куигли можно увидеть на ю-тюб (по-английски).


...

25:57 Дальше речь идёт о Чарльзе Дарвине и его второй по популярности книге «Происхождение человека и половой подбор», в которой завсегдатаям модных салонов была предложена идея о том, что в эволюционном процессе участвует не всё человечество, а только небольшой процент (около 5%) человеческой расы. Все остальные – эволюционный тупик.


Одним из ответов сильных мира сего на такую теорию было создание системы образования, которая бы способствовала разделению людей на классы и закреплению неравенства. Чтобы люди соревновались один с другим и хороший племенной материал мог выходить наверх и закрепляться на самой вершине пирамиды. В школах поощряется соревновательность, когда раздуваются микроскопические различия, измеряемыми абсолютно невалидными тестами. Я имею ввиду, что тесты не измеряют то, что они, по-утверждению, измеряют.




Если тесты говорят о том, что вы хорошо читаете, то практически предсказуемо, что это не правда. Да, вы умеете быстро прочитать выборку из 6-7 текстов, можете выхватить куски информации оттуда и быстро отметить галочками подходящие ответы в множественных вопросах. Но если кто-нибудь вдруг задаст вам комплексный вопрос об этой выборке текстов, вы даже не поймёте, о чём идёт речь. Вы сможете ответить на фактический вопрос, но вы не сможете ответить на вопрос о причинах событий или связях между характерами. А ведь именно это является особенностью высшего мышления. В тестах же требуется всего лишь взять факт и вставить его в нужное место.

...

Школа – средство управления людьми. Да, некоторые из нас научаться мыслить на более высоком уровне, чем остальные, и если мы будем хорошо себя вести, нам будет дозволено находиться на вершине пирамиды. Но большинство из нас должны быть недоученными, зависимыми от переключения каналов и просмотра телевизора, зависимыми от простых удовольствий, таких как съесть пиццы, выпить галлон пива, вздремнуть, проснуться и продолжать переключать каналы.



Такие МЫ необходимы людям создавшим и управляющим нашей экономикой.
Аватара пользователя
Strix
хранитель
 
Сообщения: 814
Зарегистрирован: 04 дек 2008, 10:48

Сообщение Strix » 05 фев 2010, 00:42

Пишет Ольга Писарик:


Джон Тейлор Гатто: Я больше так не могу


Джон Тейлор Гатто - человек, которому я обязана многим, которого я считаю своим Учителем и у которого я постоянно учусь. Одна из его книг "Dumbing Us Down: The Hidden Curriculum of Compulsory Schooling" переведена на русский язык и называется "Фабрика марионеток. Исповедь школьного учителя."

Тут я привожу отрывок из другой его книги "The Underground History of American Education". В этом отрывке он рассказывает немного о своей работе в качестве учителя и о своём знаменитом эссе "I Quit, I Think", которое буквально за ночь изменило его жизнь. По ссылке, кстати, можно прочитать всю книгу.


Я больше так не могу


Это был первый год последнего десятилетия двадцатого века. Это был тридцатый год моей работы в качестве школьного учителя. Я успел поработать во всех пяти старших школах Манхэттена. Я вступал в стычки с профессиональными администраторами, а они, в свою очередь, один за другим пытались избавиться от меня. Дважды мою лицензию приостанавливали за несубординацию и один раз подло «забыли» продлить, когда я был на больничном.


Пять лет по просьбе Городского университета города Нью-Йорк я читал лекции в департаменте образования, где последних три года по отзывам студенческого совета был признан лучшим лектором факультета. Я спланировал и осуществил самую успешную кампанию по сбору средств для школы в истории Нью-Йорка. Я вдохновил на общественные работы один из своих восьмых классов и мы отволонтёрили 30 000 часов. Я организовал финансирование студенческого продовольственного кооператива, руководил сбором книг для школьных библиотек и мы собрали десятки тысяч томов, выпустил четыре говорящих словаря в помощь слепым, написал два школьных мюзикла и организовал несметное множество других ученических инициатив с целью вписать своих учеников в другую, большую чем школа, человеческую реальность. Я сделал это всё, и понял, что я больше так не могу.


Я был выбран Учителем года штата Нью-Йорк, когда это случилось со мной. Негодование и чувство беспомощности, которые накапливались все эти годы в конце концов дали о себе знать. Я послал короткое письмо в Уол Стрит Джорнэл (Wall street Journel), озаглавленное «Я больше так не могу». В нём я объяснял причины, по которым решил закончить свою преподавательскую карьеру несмотря на то, что у меня не было никаких сбережений и я понятия не имел, что ещё я могу начать делать разменяв свой четвёртый десяток и чем я буду платить за квартиру.


Я отправил письмо в марте и забыл о нём. Скорее всего я получал уведомление, что редактор принял решение опубликовать письмо, но я был слишком занят своими делами, (учитывая то состояние, в котором я находился), чтобы придать этому какое-то значение. Я никогда не вспоминал про письмо. В конце-концов, 5-го июля 1991-го года я тяжело сглотнул и уволился.

Двадцать дней спустя Джорнэл опубликовал моё письмо. Ещё через неделю я изучал приглашения на выступления в Космическом Центре НАСА (NASA Space Center), в Западном Белом Доме (Western White House, Crowford, Texas – дополнительная резиденция президента США), в Ценре Искусств Нэшвиля (the Nashville Center for the Arts), в Бизнесс-школе университета Коламбия (Columbia Graduate Business School), на конвенции библиотекарей штата Колорадо (the Colorado Librarian's Convention), в штаб-квартире Эппла (Apple Computer), и в отделе контроля за финансами Обьединенной технологической корпорации (the fanantial control board of United Technologies Corporation - одна из крупнейших финансово-промышленных групп США). Восемь лет спустя, всё ещё вовлечённый в орбиту конвенционального государственного образования, я выступал 700 раз в 50-ти штатах и в семи зарубежных странах. У меня никогда не было агента и я никогда не рекламировал себя, но множество людей предпринимало усилия, чтобы встретиться со мной.

Я думаю, секрет моего успеха заключался не в том, что я в действительности говорил и какой я умелый лектор, а в том, что учитель вообще позволил себе говорить и, что любопытно, говорить от своего собственного имени, не представляя никого. В великих дебатах о реформировании школы это неслыханный факт. Любой голос, которому позволен доступ на национальный подиум, озвучивает мнение какой-либо ассоциации, корпорации, университета, агентства или ещё чего-либо институциализированного. У каждого из участников дебатов своя собственная роль, свой кусок хлеба, который никто не хочет терять.


Итак, вот это письмо:

«Государственное обязательное всеобщее образование является одним из самых радикальных явлений в истории человечества. Оно монополизирует лучшее время детства, учит неуважению к дому и родителям, уничтожает семью. Такой подход пришёл к нам из Египта, а не из Греции или Рима. Он заключается в том, что человеческая жизнь – малоценна, и символически представлен сужающейся к вершине пирамидой.

В Америку идея такого «образования» попала вместе с пуританами. Она находит своё «научное» обоснование в колоколообразной кривой, в соответствии с которой талант распределяется согласно наследственности. Это религиозная доктрина, и школа – её оплот. Я провожу ритуалы и представляю документацию, чтобы не возникало ереси, и чтобы узаконить небесную пирамиду.

Ещё Сократ предвидел, что как только учительство станет профессией, произойдёт нечто подобное. Мы (учителя) поддерживаем миф о том, как трудно делать то, что на самом деле делается легко, и подчиняем паству священнослужителям. Школа является слишком крупным работодателем, контрактором и блюстителем социального порядка, чтобы позволить «реформировать» саму себя. И у неё есть политические союзники, чтобы охранять. Вот почему реформы приходят и уходят, а ничего не изменяется. Даже сами реформаторы не могут представить школу иной.


Дэвид научился читать в 4 года, а Рейчел – в 9. При нормальном развитии, когда обоим будет 13, вы не сможете сказать, кто научился читать первым, эта 5-летняя разница не будет значить ровным счётом ничего. Но в школе я немного приторможу Дэвида и скажу, что Рейчел испытывает трудности в обучении. За зарплату я подгоню Дэвида под общие стандарты, сделаю так, чтобы он зависил от меня, знал когда двигаться, а когда останавливаться. А Рейчел я помещу в специальный класс для испытывающих трудности в обучении, и выбраться оттуда она не сможет никогда.

За 30 лет работы учителем, я ни разу не встретил ребёнка, испытывающего реальные проблемы обучения; почти не встречал одарённых или талантливых. Как любые школьные ярлыки, это всего лишь мифы, созданные человеческим воображением. Но мы никогда не сможем их оспорить, потому что они оберегают школьную обитель.


Наша нация наказана стандартизированными тестами, звонками, уроками, возрастной сегрегацией, стандартизацией и всем остальным, что составляет школьную религию. Не существует единственно верного пути для получения образования; этих путей столько же сколько людей на Земле. Нам не нужны сертифицированные государством учителя, чтобы учиться, скорее они – гарантия того, что обучения не произойдёт.


Какие ещё доказательства вам нужны? Чтобы стать лучше школам не помогут деньги или более длинный учебный год. Чтобы стать лучше, школам поможет конкуренция, свободный рынок образования, предлагающий варианты на любой вкус. Тем более школам не нужна общенациональная программа или общенациональное тестирование. Обе эти инициативы возникают либо от непонимания того, как учаться люди, либо от сознательного игнорирования этого знания.


Я не могу дальше обучать таким образом. Если у вас на примете есть работа, на которой я не должен буду калечить детей, дайте мне знать. Она мне нужна будет уже следующей осенью.»

Оригинальный текст письма можно прочитать тут.
Аватара пользователя
Strix
хранитель
 
Сообщения: 814
Зарегистрирован: 04 дек 2008, 10:48

Сообщение Strix » 07 май 2010, 13:35

"7 Предметов, Которые Я Преподаю в Школе" Джона Т. Гатто.

http://oum.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1339&Itemid=99999999

Зовите меня, пожалуйста, мистер Гатто. Двадцать шесть лет назад, за неимением ничего лучшего, я пошел работать учителем в школу. В моем дипломе написано, что я являюсь преподавателем английского языка и литературы, но это не совсем то, чем я занимаюсь. Я преподаю не английский, я учу детей тому, что считает важным и нужным школьная государственная система, – и удостаиваюсь наград именно на этом поприще.

В разных районах США действуют разные учебные планы, их содержание порой сильно отличается друг от друга, но есть семь предметов, которые преподаются везде – от Гарлема до Голливуда. Эти предметы составляют реальный национальный учебный план, который влияет на детей в гораздо большей степени, чем вы можете себе это представить. Так уж лучше вам знать, в чем его суть. Вы, безусловно, вольны оценивать эти предметы, как вам угодно, но, поверьте, я меньше всего намеревался иронизировать в своем выступлении. Именно это я на самом деле преподаю, и за это вы платите мне деньги. Судите сами.

Предмет № 1. Бессистемность
Некоторое время назад женщина по имени Кэти из г. Дюбуа, штат Индиана, написала мне следующее:

Какие большие идеи важны для маленьких детей? Самое важное – это дать им понять, что выбор того, что они учат, – не чья-либо случайная прихоть, что во всем есть определенная система, что информация не просто льется дождем на них, в то время как они беспомощно пытаются ее поглотить. В этом задача – помочь понять взаимосвязанность всего, сделать информационную картину целостной.

Кэти ошибается. Как раз-таки первый урок, который я даю детям, – это урок бессистемности. Все, чему я учу их, дается вне всякого контекста. Ничто ни с чем не связано. Я преподаю слишком много всего разного – я рассказываю им про движение планет по орбитам, про закон больших чисел и про рабство, я преподаю им черчение, танцы, гимнастику, хоровое пение, учу их, как вести себя при появлении неожиданных гостей, а также как вести себя с незнакомыми людьми, которых они, возможно, никогда больше не увидят, я учу их поведению при пожаре, учу языкам компьютерного программирования, учу умению проходить стандартизованные тесты, я даю им опыт возрастной сегрегации, не имеющей ничего общего с реальной жизнью... Какое отношение все это имеет одно к другому?

При ближайшем рассмотрении даже в лучших школах содержание и структура учебных планов страдают отсутствием логики, они полны внутренних противоречий. К счастью, дети не могут выразить словами ту растерянность и раздражение, которые они испытывают от навязываемого им под маркой качественного образования постоянного нарушения естественного порядка вещей. Целью школьной системы является формирование у детей поверхностного лексикона из области экономики, социологии, естественных наук и т.д., а не реальной увлеченности чем-то конкретным. Но качественное образование предполагает глубокое изучение чего бы то ни было. Детей приводит в смятение огромное количество разных взрослых, работающих в одиночку, практически без связи друг с другом, претендующих на передачу ими опыта, которым они часто сами не обладают.

Здравые люди ищут смысл, а не набор бессвязных фактов, и образование дает им возможность обрабатывать информацию и находить в ней смысл. Вековое стремление человека к поиску смысла с трудом просматривается за лоскутным одеялом школьной программы и одержимостью школы фактами и теориями. Это не так очевидно в начальной школе, где образовательная система, основанная на безобидных простых призывах типа «давайте сделаем это» и «давайте сделаем то», еще предполагает некий смысл, а сами дети пока не осознают, как мало сути скрывается за игрой и действиями.

Представьте себе великие естественные последовательности – рождение и развитие человека; движение солнца от восхода к закату; действия древних крестьян, кузнецов, сапожников; приготовление праздничного стола ко Дню благодарения или Рождеству – каждый этап этих действий находится в полной гармонии с другими этапами, оправдывает себя, обусловливается прошлым и определяет будущее. Школьные последовательности не такие – ни в рамках одного урока, ни в рамках дневного расписания. Школьный распорядок ненормален. В нем не заложено никакого смысла, по крайней мере при ближайшем рассмотрении. Но редкий учитель осмелится критиковать школьные и учительские догмы, так как все должно приниматься в том виде, в котором есть испокон веков.

Я преподаю полную бессвязность, мельчайшую раздробленность, противоположную единству целого; то, что я делаю, больше похоже на настройку телевизора – параллельно работают множество совершенно разных каналов, – нежели на создание какого-либо порядка. В мире, где Дом стал призраком из-за того, что оба родителя слишком много работают, семья постоянно переезжает, родители все время меняют место работы, кто-то из взрослых чрезмерно амбициозен или вследствие чего-либо другого, все слишком запутались, чтобы поддерживать нормальный семейный порядок. И к этому добавляется еще и школа, которая учит детей принимать хаос как неизбежность, как свою судьбу. И это – первый предмет, который я преподаю.

Предмет № 2. Сепарация

Я учу детей тому, что они должны оставаться в том классе, в который их определили. Я не знаю, кто распределяет детей по классам, да это и не мое дело. Дети пронумерованы, так что если кому-то удастся ускользнуть, он тут же будет возвращен в нужный класс. На протяжении многих лет способы категоризации детей так разнообразились, что трудно стало разглядеть реального человека под бременем тех ярлыков, которые ему присвоены. Категоризация людей является распространенным и очень прибыльным делом, однако от меня смысл этого действий ускользает. Я даже не понимаю, почему родители позволяют творить такое со своими детьми.

В любом случае меня, как школьного учителя, это не касается. В мою задачу входит сделать так, чтобы детям нравилось быть запертыми в одном классе с другими детьми, носящими схожие ярлыки. Или по крайней мере, чтобы они стойко выносили это. Если я хорошо справлюсь со своей задачей, моим ученикам даже в голову не придет, что они могли бы сейчас находиться в другом классе, так как я учу их завидовать более сильным ученикам и презирать более слабых. При такой дисциплине дети сами строят себя по ранжиру. Таким образом, я учу их тому, что людей можно и нужно де лить на группы. В этом и состоит главный урок любой конкурентной системы, к коей относится и школа, - всяк сверчок знай свой шесток!

Несмотря на общепринятое представление о том, что девяносто девять процентов детей должны оставаться в тех группах, куда их поместили взрослые, я тем не менее от крыто призываю детей добиваться лучших результатов в учебе и перевода в более сильные группы. Я часто даю им понять, что их будущие профессиональные успехи зависят от их школьных оценок, хотя на самом деле я убежден, что это не так. Я никогда открыто не лгу, но на своем опыте убедился, что искренность и преподавание в школе по сути своей несовместимы, что утверждал еще Сократ тысячи лет назад. Результатом сепарации является то, что каждый ребенок занимает в пирамиде определенное место и вырваться из этого круга может только случайно. В противном случае он останется там, куда его определили.

Предмет № 3. Безразличие

Третий урок, который я даю детям, – это урок безразличного отношения к делу. Фактически я учу детей ни во что не вкладывать душу, причем делаю это очень утонченно. Я требую, чтобы они полностью отдавались моим урокам, подпрыгивая на своих местах от нетерпения и яростно состязаясь друг с другом за мое внимание. Сердце радуется такому поведению: оно производит впечатление на всех, даже на меня. Когда я бываю «на высоте», я добиваюсь великолепного проявления энтузиазма. Но когда звенит школьный звонок, я требую, чтобы дети тут же бросили все, чем мы до этого занимались, и быстро бежали на следующий урок. Они должны включаться и выключаться, как электрический прибор. И как бы ни был важен процесс, происходящий на уроке, звонок превыше всего. Причем, насколько мне известно, это касается не только моего класса, но и других. В результате ученики никогда ничего не познают полностью.

Действительно, школьные звонки учат, что никакая работа не стоит того, чтобы ее завершить, так зачем глубоко переживать из-за чего бы то ни было? Годы жизни по звонку приучают всех, кроме самых сильных, к тому, что в мире нет ничего, что было бы более важным; чем следование расписанию. Звонки являются выразителями тайной логики школьного времени, их власть неумолима. Звонки уничтожают прошлое и будущее, делая все перерывы похожими друг на друга, так же как абстракция карты делает все горы и реки похожими друг на друга, хотя в действительности они таковыми не являются. Звонки наполняют любое начинание безразличием.

Предмет № 4. Эмоциональная зависимость

Четвертый урок, который я даю детям, – это урок эмоциональной зависимости. С помощью звездочек, красных галочек, улыбок, хмурых взглядов, призов, почестей и наказаний я приучаю детей подчинять свою волю командной системе. Права могут быть дарованы человеку или отобраны у него высшей властью без возможности обжалования, так как в школе истинных прав не существует – даже свободы слова, если только школьные власти не распорядятся иначе. Будучи школьным учителем, я вторгаюсь в сферу многих личных решений, помогая тем, кто, по моему мнению, этого достоин, или налагая дисциплинарные взыскания на тех, кто демонстрирует поведение, подрывающее мою власть. Дети и подростки постоянно пытаются проявить свою индивидуальность, но я бываю короток на расправу. Проявление индивидуальности противоречит принципу сепарации и является проклятием любой классификационной системы.

Распространенная ситуация: дети отпрашиваются с урока под предлогом, что им требуется сходить в туалет или просто необходимо попить воды. Я знаю, что это не так, но позволяю им «обманывать» себя, так как это ставит их в зависимость от моей благосклонности – они не просто делают что-то, а делают это по моему разрешению. Иногда дети выражают свободу воли, проявляя гнев, подавленность или радость без чьей-либо санкции. Однако учителя не могут признать за ними право на подобное поведение; они могут позволить его только отдельным ученикам в качестве привилегии, которая может быть отобрана у ребенка за плохое поведение.

Предмет № 5. Интеллектуальная зависимость

Пятый урок, который я даю детям, – это урок интеллектуальной зависимости. Ученики ждут, когда учитель скажет им, что надо делать. Важнейшим уроком, который получают дети в школе, является тезис о том, что в жизни можно и нужно полагаться на мнение других людей – более умных, более опытных, более образованных. Только я, учитель, вправе решать, что именно будут учить мои дети, вернее сказать – те, кто мне платит, принимают решения, которые я потом претворяю в жизнь. Если мне говорят, что эволюция является фактом, а не теорией, я передаю это дальше, не рассуждая об этом и наказывая отступников, которые отказываются думать так, как считают нужным начальники от образования. Право контролировать мысли детей, решать, что именно они должны думать по тому или иному поводу, позволяет мне легко разделять учеников на успешных и неуспешных.

Успешные дети думают так, как я им велю, особо при этом не сопротивляясь и демонстрируя даже некоторый энтузиазм. Из миллионов вещей, достойных изучения, я решаю, каким из них мы можем уделить внимание, вернее, это решают мои безликие работодатели. Выбор за ними, зачем спорить? Любознательность не играет какой-либо значимой роли в моей работе, ценится лишь конформизм.

Неуспешные дети сопротивляются этому, и хотя у них нет четкого представления о том, с чем именно они борются, они отстаивают право самим решать, что и когда им учить. Может ли учитель позволить им такое поведение? Конечно, нет. К счастью, есть испытанные способы сломить волю бунтарей; сложнее обстоит дело с детьми, родители которых поддерживают их и бросаются им на помощь. Но такое происходит все реже и реже, несмотря на то что в обществе репутация школы падает. Ни один из встреченных мной родителей, относящихся к среднему классу, не признавал, что не прав может быть не их ребенок, а школа, в которой он учится. Ни один родитель за все двадцать шесть лет преподавания! Это удивительный факт, являющийся лучшей иллюстрацией того, что происходит с семьями, где и мать, и отец отлично усвоили семь основных предметов учебного плана.

Люди ждут, когда специалист скажет им, что надо делать. Не будет преувеличением сказать, что вся наша экономика зависит от того, насколько хорошо усвоен этот урок. Только подумайте, что может произойти, если наши дети не будут приучены к зависимости: социальные службы вряд ли уцелеют; я думаю, они канут в то историческое небытие, которое их породило. Всякого рода консультанты и психоаналитики будут в ужасе наблюдать, как тает поток людей с психологическими проблемами. Всевозможные коммерческие развлечения, включая телевидение, будут отмирать, по мере того как люди вновь будут учиться развлекать себя сами. Рестораны, индустрия полуфабрикатов и готовых блюд, а также всевозможные другие службы, связанные с общепитом, значительно сдадут свои позиции, если люди вернутся к домашней еде и перестанут полагаться на посторонних людей в выборе пищи и ее приготовлении. Значительно сократится потребность в юридических, медицинских и инженерных услугах, равно как и в пошиве одежды и обучении школьников.

Но всего этого можно избежать, если наши школы будут ежегодно выпускать потоки беспомощных людей. Не торопитесь голосовать за радикальную школьную реформу, если вы хотите по-прежнему регулярно получать зарплату. Мы построили систему, основанную на том, что люди делают то, что им говорят, так как сами они решить ничего не могут. Это один из главных уроков, который я преподаю.

Предмет № 6. Зависимость самооценки от мнения окружающих

Я учу детей тому, что их представление о себе определяется мнением окружающих. Если вы когда-либо пытались приструнить детей, чьи родители внушили им, что будут любить их независимо от чего бы то ни было, вы знаете, как трудно сломить сильных духом. Наша общественная система не выдержит потока уверенных в себе людей, поэтому я учу детей, что их самооценка должна зависеть от мнения специалиста. Мои ученики постоянно подвергаются тестированию и оцениванию.

Ежемесячно родителям ученика отправляется объемная учебная ведомость, в которой жизнь ребенка разбита на отдельные предметы. Каждый предмет оценен, чтобы родители знали, что в ребенке должно вызывать их недовольство и неодобрение, а чем они могут гордиться. Хотя я убежден, что в составлении этих математических отчетов смысла очень мало, эти солидно выглядящие документы вынуждают детей делать о себе определенные выводы и принимать решения с оглядкой на суждение посторонних. Условием существования нынешней системы обучения, так же, как и источником поддержания коммерческой экономики, является негативное и зависимое от других представление людей о себе. Самооценка, являющаяся основополагающим фактором любой серьезной философской системы, когда-либо возникшей на нашей планете, полностью игнорируется. Основной урок всех этих аттестаций, оценок и тестов следующий – детям не следует доверять себе или своим родителям, им следует полагаться на мнение дипломированных специалистов. Люди нуждаются в том, чтобы им указывали, чего они стоят.

Предмет № 7. Полная подконтрольность, или Спрятаться невозможно

Седьмой урок, который я даю детям, сводится к тому, что спрятаться от внешнего контроля невозможно. Я внушаю ученикам, что они находятся под постоянным надзором, как моим, так и моих коллег. У детей нет личного пространства, нет личного времени. На переход из одной классной комнаты в другую отводится ровно триста секунд, чтобы максимально ограничить неформальное общение детей друг с другом. Поощряется «стукачество» на сверстников и даже на собственных родителей. Безусловно, я также призываю и родителей сообщать мне о каких-либо отклонениях в поведении детей. Семья, приученная ябедничать друг на друга, вряд ли утаит какие-либо опасные тайны.

Школа продолжает свое влияние на ребенка и дома, задавая ему домашние задания, которые он обязательно должен выполнять. Ощущение постоянного надзора распространяется, таким образом, и на домашнюю жизнь, в которой при наличии свободного времени ученики могли бы почерпнуть что-либо несанкционированное у своих родителей, научиться чему-либо на собственном опыте или в результате наблюдений за чьим-либо мудрым поведением. Нелояльность идеям школьного обучения – это то, чего отчаянно боится школа, она воспринимается ею как дьявол, всегда готовый вырваться наружу.

Постоянный надзор и отрицание права на личное пространство и время означают признание того факта, что никому нельзя доверять. Личная жизнь детей фактически является чем-то незаконным. Надзор является древним императивом, поддержанным некоторыми влиятельными философами. Чтобы сохранить жесткую централизованную власть в обществе, детей нужно держать под постоянным контролем. Если их не удастся построить в шеренги и повести за отрядным барабанщиком, то каждый пойдет за своим барабанщиком, а это недопустимо.
Аватара пользователя
Strix
хранитель
 
Сообщения: 814
Зарегистрирован: 04 дек 2008, 10:48

Сообщение zaharur » 12 дек 2010, 15:42

В электронной библиотеке Альдебаран эта книга есть полностью: http://lib.aldebaran.ru/author/gatto_dzhon/gatto_dzhon_fabrika_marionetok_ispoved_shkolnogo_uchitelya
Аватара пользователя
zaharur
участник
 
Сообщения: 37
Зарегистрирован: 07 дек 2010, 07:34
Откуда: Россия, Калининградская обл.


Вернуться в Книги и статьи о свободном образовании

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: florinegq18 и гости: 2

cron